Ворошиловский стрелок — 2

Кто-то из основоположников научного коммунизма говорил: «Государство – это мы». И на самом деле, сидят в особых зданиях такие же, как мы, люди, которые по своему статусу обязаны всеми силами помогать остальному люду. Так ли это на самом деле?

Не так давно ко мне пришел молодой человек с толстенной папкой, в коей собраны документы вопиющего попрания человеческого достоинства. История абсолютно банальна. Это парень (внук) жил с бабушкой в селе Заветном Кочубеевского района в своем старом родовом доме. Бабушка преклонных лет долгое время добивалась путевки для оформления в дом престарелых и, наконец, получила такую возможность. А ее внук подался на заработки, так как в селе работы нет. Через пару месяцев приезжает в родное село, а дома его-то уж нет. Вместо старой саманной хаты возводят новый дом из красного кирпича – все как положено: с облицовкой и т.д., по всем правилам строительного искусства. Прямо как у А.С. Пушкина в «Сказке о рыбаке и рыбке» — воротился старик, а избы уж и в помине нет. Парень заметался в недоумении – кто, почему, как это возможно? Оказывается, в нашей стране все возможно. В отсутствии законного хозяина (с дарственной на дом от бабушки и пропиской в этой саманной хате) администрация села продала участок земли в 25 соток с хатой, вещами, утварью, которые просто вытащили на улицу заезжие ребята из Армении. Он привез бабушку из стардома, но и ей не под силу были подобные хлопоты. Представляете, в суде пожилую женщину (бабушку) судья била по рукам. Не вынесло всего этого сердце пожилого человека, и бабашка скончалась.

Молодой человек в течение семи (!) лет мыкался по судам, всякого рода юристам, пытался попасть к бывшему губернатору края А.Черногорову, писал президенту. Результат – полный ноль. Истина видна невооруженным глазом, но эта истина не для людей, наделенных государственными полномочиями – у них другое понятие об истине. Естественно, у паренька нет денег, чтобы судиться на равных – вот везде и проигрывает. Вот тебе и получается, что Государство – это не мы – народ, а кучка людишек, возомнивших, что деньги в этой жизни решают все. Глупые – не ведают, что творят, ведь за всех обиженных придется отвечать один в один. От закона Справедливости не откупиться и не спрятаться за заборами своих особняков.

А буквально вчера пришла пожилая женщина и тоже с болью на то, что административные органы, оказывается, созданы не для защиты населения. Они созданы для самозащиты от всякого ходящего со своими проблемами люда. Я ее спрашиваю: «Почему вы пришли ко мне, ведь я не член правительства, не работник администрации и даже не депутат?». И знаете, что она ответила? «Мы знаем, что вы добрый человек», — ее ответ.

Значит, истоптав обувь по всем возможным и невозможным инстанциям и не найдя там не только справедливости, а хотя бы людей, способных услышать их беды, они вынуждены обращаться к общественности, как к последнему оплоту надежды.

Это произошло на территории десантной части в нашем городе, где стоял модельный городок из четырех домов сборно-щитовых конструкций. В каждом из них жили по десять семей военнослужащих. И вдруг в октябре прошлого года один из домов загорелся, и пока доехала неторопливая пожарная машина, тушить было уже нечего. Благо, что все случилось днем и никто из тридцати восьми человек, живших в этом двухподъездном доме, не пострадал. Но сгорело все, вплоть до зубных щеток. И что же? Никто, еще раз повторяю никто (кроме депутата Николаева) не попытался им помочь. Все мгновенно ощетинились – город говорит, что вы не наши, то есть армейцы, и пусть вам помогает армия. Армейцы помогли – выдали каждой семье по тенту (!), чтоб, натянув над пепелищем, можно было спрятаться непонятно от чего. Наверное, от глаз начальства. Все отвернулись от беды, все русские отвернулись от своих соплеменников. И сами погорельцы говорят, что им помогли только бедные люди: кого приютили в сарае, кого – в пристройках. Но те, кому положено искать средства помощи, загородились отбойными письмами, как бронежилетами. Вот такое наше государство!

Ведь для того, чтобы помочь, надо, прежде всего, желать помочь, только в этом случае могут найтись какие-то возможности. В то время наш край посетил Сергей Шойгу с предвыборной кампанией Единой России. И во время одной из встреч двенадцатилетний внук этой женщины сумел протиснуться через частокол охраны к самому Шойгу с письмом о горе их семьи. Сергей Кожугетович обнял мальчика и пообещал, что все будет хорошо. Прошло девять месяцев – действенных мер и ответа от министра нет. Что делать?! Зиму перебились во времянке у добрых людей. Остается единственное – правдами или неправдами попытаться положить на стол Шойгу письмо от мальчика с вопросом: «Дядя Сережа, а вы не обманете нас?».

Я помню, лет двенадцать назад, ехали мы автобусом на юг Франции на чемпионат Европы и, надеясь сократить путь и сэкономить три тысячи километров, хотели проскочить через Италию (там рядом). Заехали в Словакию в надежде, что наше посольство поможет нам получить транзитные визы. Куда там! Нам даже не открыли дверь. Кто? Русские люди, которые и сидят там, чтобы помогать своим гражданам. Для любого иностранца посольство – это дом родной, частица Родины, где тебе помогут, обогреют, приютят, но только не российское посольство для россиян.

Не так давно в одном из сел нашего края на танцах два брата кавказской национальности решили проучить за что-то русского паренька – взяли и перебросили его через ограду танцплощадки. А там, к несчастью, лежал камень, об который паренек ударился головой и, не приходя в сознание, скончался в больнице. Чувствуя неладное, отец этих двоих «договаривается» с милицией и главврачом больницы. Те фабрикуют документы и выводят виновных из-под следствия. В селах это проще простого. Там глава района – он же прокурор, судья и адвокат в одном лице.

И тогда отец погибшего, который остался один как перст, решает сам восстановить справедливость. Ему терять нечего – уже все потеряно. Где-то достает автомат и абсолютно хладнокровно расстреливает отца этих двоих хулиганов, затем, узнав, кто вел дело и завел его в тупик, расстреливает двух сотрудников милиции и тяжело ранит главного врача больницы.

Помню, когда в начале девяностых вышел на экраны нашумевший фильм «Ворошиловский стрелок», мне довелось быть на премьере фильма с участием режиссера Станислава Говорухина. И тогда он сказал примерно так: «Когда государство не желает защищать своих граждан, они вынуждены это делать самостоятельно».

История нас ничему не учит, а потому непременно повторяется.

Ворошиловский стрелок - 2
Ворошиловский стрелок — 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.