В сон мне желтые огни…

0

 

Хотелось бы поговорить о тьме не только, как о периоде отсутствия света в ночное время и его противоположности в дневные часы, а раскрывая энергетические основы этих времен – дня и ночи.
Все полагают, что самые недостойные дела (кражи, грабежи и разбои) творятся в темное время суток только по причине кажущейся легкости (незаметности, темно ведь) совершения преступлений. Помните, как у Вл.Высоцкого:
Но в двенадцать часов
Людям хочется спать –
Им назавтра вставать
На работу.
Не могу им мешать –
Не пойду воровать –
Мне их сон нарушать
Неохота!
Но на самом-то деле все преступления мирового значения готовятся в дневное время целой армией изощренных политиков (так и хочется сказать — объявленных преступниками).
Но, тем не менее, в темное время, как оказалось, срабатывают особые энергии, причем явно агрессивно-провокационной направленности. Как-то совсем недавно, по случаю или без (пойди-ка, теперь разберись), я прихворнул воспалением поджелудочной железы. Малоприятная штука, я вам скажу, — боли в животе, слабость, температура, а бывали моменты — так скрючивало, что вспоминались высказывания Иисуса Христа из Евангелия от Фомы: «В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее, пожелают умереть, но смерть убежит от них». А тут еще и бессонница…
И представьте, вдруг ночью из запылившихся комодов памяти достаются пропахшие нафталином некие воспоминания не доведенных до совершенства отношений с сослуживцами, знакомыми, соратниками по цеху, где мы выпускаем спортоборудование. А у нас на производстве, как назло, в то же время произошло отставание в секторе покраски. И парень, Рома, которому мы доверили этот участок (а он не новичок, он наш), вдруг первые два дня после назначения не вышел на работу. Раньше у него были алкогольные срывы, но сейчас он под защитой кодировки. А тут еще мама его звонит – боится, что опять сорвался.
А Рома, к тому же, еще и приличный музыкант. Так они с приятелем в те дни, как оказалось, давали какие-то левые концерты, как будто сейчас бывают и правые. Причем главное то, что в понедельник не было звонка от него, что и встревожило, а быть может, меня в это время так корёжило, что было не до приема звонков.
Так вот, что я с ним в этом температурном ночном полусне только ни делал. Вначале с ребятами поехали к нему домой, полупьяного в трусах и майке вытащили из кровати, надели наручники и отвезли на работу. И там я был буквально садистом: ставил его на колени и, надев какие-то колючие перчатки, бил по лицу (по морде, естественно) до крови. Запирал на ночь в гараже как собаку, кинув на пол фуфайку, и в щёлку двери просовывал объедки костей и т. д. (Гитлеровские палачи наверняка черпали свои знания о науке пыток в аналогичном состоянии.)
Утром, часа в четыре, еще до восхода Солнца, когда птички начали петь «Во здравие» восходящему светилу, экстаз от ощущений этого ужасного состояния начал потихоньку отходить. Так еще до начала рабочего дня под впечатлением ночи я стал искать замену этому парню, уверенный, что он и сегодня (в среду) где-то в догуле. Утром, хотя ночи толком и не получилось, с тревогой поехал в цех. А там Рома (их у нас два и оба музыканты). Этот ходит под кличкой «француз» (поет французские песни). Стоит, улыбается и, извиняясь, говорит: «Я вам звонил, но вы не отвечали». Наверное, так и было в тот самый ужасный понедельник. И Рома-француз добавил: «При необходимости я отработаю в выходные дни».
Я постеснялся пооткровенничать насчет моих ночных издевательств над ним. Вышло Солнышко, и весь негатив ночи испарился. Затем я еще раз до вспоминал подробности того необычного ночного состояния. Ведь там Рома был не один – все, с кем были как бы невыяснены обстоятельства на уровне мыслеобразов (даже не высказанные вслух) со всеми я производил скандальные разборки. Кого-то увольнял, отбирая ранее подаренные машины и квартиры, и упивался этой вседозволенностью. И я чувствовал в себе этого нагнетателя истерии, который подбадривал меня, крича: «Вот сейчас ты настоящий мужик!». И это окрыляло меня на новые «подвиги». Ведь недаром говорится, что самые темные часы перед восходом Солнца.
Дурацкий сон, как кистенем,
Избил нещадно:
Невнятно выглядел я в нем
И неприглядно —
Во сне – (и) лгал, и предавал,
И льстил легко я…
И я (и) не подозревал
В себе такое!
Высоцкий… Кто еще может такое о себе позволить. Одно радует, что не только мне мерещатся такие вещи. А может, Ильич, тот, который Ульянов-Ленин, насмотревшись подобных сновидений, и начал крошить Россию как капусту, полагая, что тем самым делает ее счастливой?
Но восходит Солнце и своими лучами дарует жизнь всему живому на этой планете. Нынешняя весна уж очень бессолнечная и потому у нас дома под окном вишня, которая отцвела пышным цветом, теперь обездоленная солнечной энергией пытается хоть как-то довести эти пародии на плоды до завершающей стадии.
И хотя пытаешься помогать по жизни многим и многим, но после этой ночи не исчезает чувство, что как много грязи еще в тебе и как многое необходимо изменять в себе – другого пути нет. И если не удается вычиститься до конца в этой жизни, что ж, будем уверены в том, что именно для этого нам и даются множественные возможности для воплощения личного духа в разные тела, да и Судьба вручается в придачу для помощи.
«Тот, кто глубоко исследует свою душу, так часто ловит себя на ошибках, что поневоле становится скромным. Он уже не гордится своей просвещенностью, он не считает себя выше других», — писал Гельвеций, французский философ XVIII века (а тут француз!).
Однако опять вечереет. Возьмемся за классику:
Спят усталые игрушки, книжки спят.
Одеяла и подушки ждут ребят,
Даже сказка спать ложится,
Чтобы ночью нам присниться,
Глазки закрывай. Баю-бай.
Так что ночью надо спать, предварительно подпитавшись добрыми известиями, друзья!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *