ЭТА ЧАСТЬ ДУШИ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ

ЭТА ЧАСТЬ ДУШИ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ

У одного моего приятеля по спортивной молодости была обнаружена онкология. Я, связавшись с главным врачом онкоцентра и министром здравоохранения края, организовал для него скорейшую сдачу анализов и возможность получения квоты на операцию в Москве. Он и сам подключал всех знакомых, чтобы как можно скорее еще на ранних стадиях прооперироваться и, дай-то Бог, еще пожить. Мой приятель непонимающе вопрошает: всю жизнь не пил, не курил и вдруг такое. Одна из докторов ему сказала, что причиной могут служить эмоции отрицательного свойства, но он подобному верить не хочет, хотя и склонен словесный меч негатива постоянно держать наготове.

И тут вспомнилась судьба великого комика советских времен Георгия Вицина. Он ушел из жизни в 82 года. Болел той же онкологией, ему неоднократно предлагали оперативную помощь в лучших клиниках страны, он отказался. Оказывается, что тот комизм, которым он и запомнился советскому зрителю, был своеобразным гримом великого артиста, а на самом-то деле он был высокодуховным человеком: занимался йогой, сорок лет был вегетарианцем. И по всей вероятности вышел на тот уровень восприятия жизни, при котором сама смерть не могла пугать его.

Интересно, что все философы древности подобным спокойным образом воспринимали обязательность окончания своей земной жизни. Еще Л.Н. Толстой говорил: «Для человека, живущего духовной жизнью, нет смерти». Почему так? Все дело в том, что смерти тело боится, и через ум будоражит в нас страх. Оно осознает возможность окончания своего существования, отработав положенный или предложенный для него срок, если сам хозяин не укоротит его. Душа же – бессмертный ученик Бога, арендующая в этом теле малый его участок, и через тело пытается повышать свой духовный статус при одном условии: если ее уровень развития способен оказать на тело соответствующее влияние.

«Если хочешь привыкнуть без страха помышлять о смерти, то попробуй всмотреться и живо войти в положение тех людей, которые из всех сил привержены были к жизни. Им представлялось, что смерть постигла их преждевременно. Между тем самые долголетние, похоронившие многих, наконец все-таки умерли. Как краток этот промежуток времени, как много вмещается в нем горя, зла и как хрупок сосуд жизни!

Стоит ли говорить об этом мгновении! Подумай – за тобой вечность, впереди тоже вечность. Между этими двумя безднами, какую может для тебя составить разницу – проживешь ли ты три дня или три века».

Это высказывание принадлежит Марку Аврелию, императору Древнего Рима, жившему в I веке н. э. Но позволю себе высказать свое несогласие с его философским воззрением. Он говорит о жизни с позиции некой беспричинности ее появления и бесцельности ее проживания (три дня или три века). Все зависит от того, а какие цели ставит перед собой человек Духа, согласен ли он просто и беспечно отмерять отпущенные ему дни и ночи. И понимает ли он ту важнейшую ответственность своей жизни как для периода существующей жизни, так и того времени, которое будет уже без него.

Академик Вернадский научно доказал, что каждый из нас, уходящих в мир иной, оставляет после себя в околоземном пространстве энергию, соответствующую качеству прожитой жизни. Это и есть главный вклад каждого в то общее дело борьбы за праведность жизни. Это наше личное наследство, оставляемое для дальнейшего развития цивилизации. То есть мы живем двумя категориями – жизнью тела, и у него свои приоритеты, которые заканчиваются с последним вздохом, и жизнью души – бессмертной частицы, переходящей из одной жизни в другую. Но у нее свои цели, которые способны открываться только людям, сумевшим соотнести себя с жизнью души и посвятить себя служению ей. А она хочет только одного: чтобы человек тела посредством добрых дел приносил этому миру благость и сострадание.

Мы никак не поймем, что зло и горе, о которых упоминает М.Аврелий, никто кроме нас самих не организует для своей жизни. А сосуд жизни хрупок,  чтобы мы его оберегали.

Да, бывают обстоятельства, в которых всем трудно, в которых всем не хватает пищи, в которых над всеми нависает угроза потери жизни. Но люди Духа и в подобных обстоятельствах не теряли способности быть полезными другим людям. Даже в нацистских лагерях смерти люди Духа оставались людьми, не потерявшими человечность, хотя и не сомневались в своей ближайшей кончине. Внутренний голос подсказывал им, что да, в этот раз жизнь будет не только серьезным испытанием, но и короткой, но ты держись и не теряй уверенности в бессмертии своей души.

«Веру в бессмертие нельзя принять от кого-нибудь, нельзя себя убедить в бессмертии. Чтобы была вера в бессмертие, надо, чтобы оно было, а чтобы оно было, надо понимать свою жизнь в том, в чем она бессмертна»

(Л.Н. Толстой).

Ведь и на самом-то деле скольких выдающихся мудрецов не читай, сколько не молись и не медитируй, уверенность в будущей жизни сможет осознать только тот, кто установил в своем сознании то новое отношение к миру, которое не может умещаться в этой жизни.

«При этом жить надо той частью твоей души, которая сознает себя бессмертной и которая не боится смерти. Эта часть души есть Любовь»

(Л.Н. Толстой).

***

«Человек поверит в свое бессмертие только тогда, когда он поймет, что его жизнь не есть волна, а есть вечное движение, которое в этой жизни является только волной»

(Л.Н.Толстой).

06.10.2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *