ЕСЛИ НЕ Я – ТО КТО?

Несколько лет назад на параолимпийских Играх в Сиэтле девять атлетов-инвалидов вышли на старт стометрового забега. При стартовом выстреле началось соревнование: не все бежали, но все двигались и все желали прийти первыми и выиграть. Равняясь на первых трех, один мальчишка потерял равновесие и упал на дорожку, кувыркнувшись, и заплакал. Остальные восемь, услышав плач, замедлили бег и оглянулись назад. Они остановились и побежали обратно … Каждый. Одна девушка с синдромом Дауна присела возле него и начала целовать, приговаривая: «Сейчас лучше?». И все девять обнялись и двинулись вновь к линии финиша. Все зрители на стадионе встали и зааплодировали, и до сих пор рассказывают эту историю. Почему? Потому что в душе мы знаем, самое важное в жизни – не выиграть для самих себя. Самое важное – помочь другим выиграть, даже если необходимо для этого остановиться и поменять направление.

Для чего мы выискиваем подобные, скажем так, душещипательные темы? Только с одной целью – чтобы, читая подобные откровения, каждый из нас мог бы прикинуть для себя: ну а если бы ты был на этом месте, как бы поступил, хватило бы чистоты помысла и открытости сердца? И так хочется надеяться, что подобные публикации потревожат наши сердца с вопросом: ну а тебе, дружок, было бы не слабо?

Несколько невыдуманных историй.

В восьмидесятые годы я увлекался закал-бегом, то есть бежать и закаливаться одновременно. Однажды в воскресение я побежал на Холодный родник, искупался и, не одеваясь, босиком с кроссовками под мышкой поднимался по длинной и крутой лестнице в районе леса сорок второй школы. Стоял ноябрь, морозно, но снега еще не было. И вдруг навстречу мне на уровне глаз попали в поле зрения абсолютно порванные туфли. Я поднимался вверх, а обладатель туфлей спускался вниз. По всей вероятности у этого человека были проблемы с жизнью – лицо красное и небритое, одежда с чужого плеча, но у меня из головы не выходили его рваные туфли. Мы поравнялись, я молча протянул ему свои кроссовки, он без слов забрал их и мы разошлись – он вниз, я вверх. Кроссовки были не новы, но зиму я надеялся еще в них отбегать. Да и не кроссовок было жаль, меня донимала мысль, почему он не сказал спасибо. Уже много позже, изучая философию жизни, я узнал, что, подавая грош нищему, необходимо благодарить его за саму возможность потренировать свою добродетель.

Как-то поздно вечером я выезжал на машине из небольшого переулка, где в то время жила дочь с семьей. Осенний холодный дождь крупно отбивал ритм по крыше автомобиля. И вдруг свет фар выхватил фигуру человека, лежащего на обочине. Я остановился, не зная, чем ему помочь, вышел из машины, подошел ближе, и стало ясно, что это – пьяный. Было понятно, что до него не достучаться. Бросить и уехать – как-то было не по себе, а чем помочь? О, рядом в десятке метров крыльцо сапожной мастерской с широким навесом. Я кое-как доставил его под навес. Одежонка на нем была совсем не по сезону. И я вспомнил, что в сарае у нас есть старые теплые вещи, которыми мы давно уже не пользовались. Я вернулся к дому дочери, раскопал в сарае теплую зимнюю куртку и на обратном пути, как смог, завернул его в эту видавшую виды, но вполне добротную одежду. Я понимал, что она (куртка) вряд ли досконально исправит положение этого бедолаги, но, тем не менее, сам факт соучастия теплил сердце.

Однажды днем ехал из спортзала домой, поднимаясь по улице Ипатова. И на самом выезде, на пересечении с улицей Голенева, прямо в луже барахтался человек. Время было зимнее, когда слякоть под воздействием мороза покрывалась корочкой льда. Он тщетно пытался стать на ноги, но все его попытки были безрезультатны – вестибулярный аппарат под воздействием винных паров давал сбой. Было жалко бросить человека воевать один на один с лужей, но и не очень хотелось пачкать салон машины. Затем с удовольствием вспомнил, что в багажнике есть кусок брезента, который в подобной ситуации может оказать добрую помощь. Я подготовил место, а затем «пригласил» новоиспеченного знакомца сесть в машину. С его стороны возражений не было. Я помог ему добраться до машины и устроиться. Оказывается, он узнал меня — ну что ж, тем лучше. Да и жил он, как оказалось, совсем близко. Напоследок мы распрощались с ним, как старые приятели, я лишь попросил его, чтобы в следующий раз он находил не такие глубокие лужи. Улыбаясь, он сказал: «Дядь Вась, я постараюсь».

Как-то в субботу, закончив дневную тренировку, я выехал из зала, и только вывернул на «старомарьевский проспект», как увидел следующую картину. Гаишники остановили автомобиль (старый «жигуль»-копейку) , ехавший с прицепом. Он вез какие-то ржавые трубы, уголок, арматуру и еще какой-то лом (быть может, скупили на чермете), которые были явным негабаритом, выступая за пределы прицепа. И хотя там висела какая-то тряпка, это не могло ни привлечь внимание стражей дорожного порядка. Когда я проезжал мимо, водитель (пожилой человек), отдавал документы на проверку сотруднику ДПС. Уже было понятно, чем все это должно закончиться. Я проехал мимо, но затем (не нарушая правил) развернулся на кругу и, подъехав, стал с противоположной стороны. Вы знаете, как гаишники не любят всяких свидетелей подобных «свиданий». Я был готов к объяснению, но, к счастью, представляться не пришлось – один из офицеров узнал меня.

Я попросил сотрудников ДПС дать мне возможность помочь этим бедным в прямом смысле слова людям. Оказывается, они закупили этот материал для использования на стройке, а доставить его необходимо в хутор, находящийся за аэропортом. Я пообещал гаишникам, что помогу отвезти все эти конструкции на своей грузовой машине. Они любезно (я даже не ожидал такого) отпустили водителя (с ним был брат и пожилая женщина, как оказалось, мать). И все они были весьма признательны и благодарны. Я попросил своего водителя (Андрея) и он отвез весь этот груз по назначению.

Оказывается, везде и со всеми можно договориться, если все делать по-человечески, не выпячивая себя и не кичась чем-то особым и важным.

Зачем пишу все это? Совсем не для собственного самовозвеличивания. Просто у каждого из нас могут выйти из закоулков памяти десятки подобных историй, происшедших с нами и с незнакомыми для нас людьми. Всегда ли мы протянули руку помощи, всегда ли остановились, всегда ли нашлось в нашем сердце тепло для тех, кого не знаем, и, быть может, больше в жизни с ними никогда и не встретимся? Что б мы знали, это не столько нужно им, как очень нужно нам. Все эти истории, так или иначе затрагивающие нас, это не что иное, как возможности для нашего роста, для самоулучшения своего характера. Вот тебе случай, не пройди мимо, он специально для тебя, тренируй свою добродетель.

ЕСЛИ НЕ Я – ТО КТО?
ЕСЛИ НЕ Я – ТО КТО?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.