ДУХОВНОСТЬ И РЕЛИГИЯ

Недавно я с большим увлечением познакомился с творчеством выдающегося французского философа, жившего в 18 веке, Поля Анри Гольбаха. Он, почетный член Петербургской академии наук, в высшей степени смело сумел предоставить свои не простые мировоззрения на религию и на ее место и назначение в государстве в тот период времени.

Выбор религии народом всегда определяется его правителем. Истинной религией всегда оказывается та, которую исповедует государь; истинный Бог – тот Бог, поклоняться которому приказывает государь. Таким образом, воля духовенства, которое руководит государями, всегда оказывается и волей самого Бога.

Давайте вспомним, как крестили Русь. Киевский князь Владимир Красное Солнышко на рубеже тысячелетий понимал, что Русь как бы переросла язычество, тем более что Запад (которому мы всегда кланялись) уже ввел христианство как основу веры всех европейских государств. У него был выбор, но христианство показалось ему более привлекательным, нежели мусульманство или религия иудеев. И Русь стала христианским государством. Затем в 17 веке митрополиту Никону понравилось то, как трактуют христианство в Греции – колыбели христианской веры, и всю страну росчерком пера перевели на новые рельсы ведения службы, а тех, кто не подчинился, во главе с протопопом Аввакумом прозвали старообрядцами (хотя проповедовали её, старую веру, более шести веков) и объявили их врагами веры и отечества, коими они остались и до настоящего времени. А протопопа Аввакума и его подвижников в 1666 году принародно сожгли как иноверцев. Вывод всегда был один: кто не с нами – тот против нас, тот наш враг.

Однако возвратимся к Гольбаху: «Что бы ни говорили наши богословы, не стоит большого труда понять, что христианское вероучение, в конечном счете, устанавливалось всегда властью императоров и королей; богословские догмы, якобы наиболее угодные Богу, в каждой стране преподавались народу посредством вооруженной силы; истинной оказывалась всегда та вера, которую исповедовал государь, праведниками считались всегда те, кто обладал достаточной силой и властью, чтобы истребить врагов, которые объявлялись врагами самого Бога.

В одном из изданий 18 века есть упоминание о том, что в период борьбы с инакомыслием крестоносцами было уничтожено порядка 9 миллионов так называемых еретиков, т.е. личных врагов Бога. Интересно проследить, как Иисус Христос относился к насильственной смерти, которую использовали все религии мира. В одном из писем Л.Н.Толстого к Махатме Ганди рассматривается эта тема: «Нынче весной (1910 года) на экзамене закона божия одного из женских институтов Москвы законоучитель, а потом и присутствующий архиерей спрашивали девиц о заповедях и особенно шестой. На правильный ответ о заповеди архиерей обыкновенно задавал еще вопрос: «Всегда ли во всех случаях запрещается законом божьим убийство», и несчастные, развращенные своими наставниками девицы, должны были отвечать и отвечали, что не всегда, что убийство разрешено на войне и при казнях преступников. Однако когда одной из несчастных девиц этих (то, что я рассказываю, не выдумка, а факт, переданный мне, Толстому, очевидцем) на её ответ был задан тот же обычный вопрос: всегда ли греховно убийство? она, волнуясь и краснея, решительно ответила, что всегда, а на обычные софизмы архиерея отвечала решительным убеждением, что убийство запрещено всегда и что убийство запрещено и в Ветхом завете, и запрещено Христом не только убийство, но и всякое зло против брата. И, несмотря на свое величие и искусство красноречия, архиерей замолчал, и девица ушла победительницей».

Значит, что все эти жертвы, принесенные во имя Бога, – это не что иное, как вопиющее нарушение божьих законов. Кем? Теми, кто в первую очередь должен был их свято исполнять, проповедовать и чтить.

Получается так, что не Бог создал человека по своему образу и подобию, а человек всегда творил Бога по своему образу, наделяя его своим умом, своими качествами, особенно пороками.

Поклонники Бога ревнивого, мстительного и кровожадного – таков со всей очевидностью Бог иудеев и христиан – не могут быть ни сдержанны, ни терпимы, ни человечны. Поклонники Бога, которого могут оскорбить мысли и убеждения его слабых творений, который присуждает к вечным мукам, к истреблению всех исповедующих иное вероучение, точно так же должны быть нетерпимы, жестоки и злопамятны.

Всякий, кто серьезно задумывается над религией, кто трезво взвесит все её преимущества и недостатки, сможет убедиться, что религия противоречит природе человека. Долой разум – вот её основа. Оказывается, что уживчивость, терпимость, человечность — эти основные добродетели всякой моральной системы совершенно не совместимы с религиозными постулатами.

В этой связи получается так, что «религия по существу своему — враг человеческого благоденствия и человеческих радостей. Блаженны нищие! Блаженны плачущие! Блаженны страждущие! Горе тем, кто живет в довольстве и веселье! Таковы те редкостные открытия, которые провозглашает христианство!

Что такое святой с точки зрения всех религий? Это человек, который молится, постится, занимается самоистязанием, бежит от мира, которому как сове, хорошо только в полном одиночестве. Невежество – первая предпосылка веры, и потому церковь так высоко это ценит.

При этом догмы всякой религии оказываются нелепостью с точки зрения другой религии, проповедующей иные столь же замысловатые доктрины. Посмотрите на взаимоотношения разнообразных направлений христианства – все они ведут себя далеко не так, как должны относиться друг к другу выходцы из одного гнезда, ведь все они родные или двоюродные братья по вере. Не говоря уже о фактах прямых вооруженных столкновений между католиками и протестантами в Белфасте. Создается впечатление, что все это сопоставимо с тем, когда ближайшие родственники не могут поделить наследство родителей и становятся врагами на всю оставшуюся жизнь.

Священники скоро заметили, что, работая на Богов, они работали на себя, что они могут невозбранно приложить руки к дарам, обетам и жертвам, приносимым существам, которые никогда не предъявляли требований на все эти вещи. Ведь духовенство было бы весьма недовольно, если бы его духовный труд оплачивался духовно.

Но, коли, Творец нас наделил способностью радоваться и радовать других, любить и быть благодарными, наслаждаться жизнью и не терять нравственных основ жизни – быть счастливым и одаривать счастьем других людей – быть может, это не греховно, быть может, это и есть основа и смысл нашего бытия.

… Мораль не имеет ничего общего с религией, религия не только не служит основой морали, но скорее враждебна ей. Истинная мораль должна быть основана на природе человека. Мораль религиозная всегда будет зиждиться только на химерах и на произволе тех людей, которые наделяют Бога языком, часто в корне противоречащим и природе, и разуму человека.

Прошло четверть века с тех пор, когда смельчак Поль Гольбах пытался раскрыть суть религии того периода времени. Что изменилось за это время?

Во-первых, и это главное, закончились походы крестоносцев с целью охоты на ведьм.

Влияние религии на действия правителей сведены к минимуму, и во многих странах церковь отделена от государства. В наше время религия – это своеобразный нравственный оплот каждой из стран. Но, к сожалению, не изжита вражда между всеми и всякими, кто не верит, не так молится и не тому Богу преклоняет колена. А главное то, что люди, проповедующие ту или иную религию, не становятся носителями добра, света, любви, благодарности для всего мира. Мир не стал чище, мир не стал искреннее, мир не стал дружелюбнее — вот в чем дело. И только по одной причине: христиане не любят мусульман, мусульмане считают неверными всех остальных людей мира, иудеи закрылись в своей вере как в скорлупе. И до сих пор Богом пытаются пугать людей, хотя всем известно, что страх еще никогда не был носителем истины. Ведь ни один из почитающих Бога не может отрицать, что Творец – это носитель Любви, но Любви не только этой конкретной религии, не только этой конкретной секты, а любому и всякому живому существу планеты Земля.

И мир на Земле будет и должен быть восстановлен с помощью всех религий, протянувших друг другу руки дружбы и любви, руки взаимоуважения и понимания, той роли, которую и должны нести они вместе, очищая род людской от скверны агрессии, зависти, страха, недоброжелательности и злословия.

Это непременно произойдет, сколько бы времени не пришлось ждать. Бог терпелив, и его любовь ко всем и каждому это и есть надежда и уверенность, что у человечества и у религии другого пути просто нет. Да, быть может ещё пройдут века, но другого пути просто не существует.

ДУХОВНОСТЬ И РЕЛИГИЯ
ДУХОВНОСТЬ И РЕЛИГИЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.