А вы бы смогли так?

Мне в Канаде показали человека, который катил впереди себя коляску с сидящей там пожилой женщиной. Мне шепнули, что это один из самых богатейших людей Канады – все заводы и фабрики в этой округе принадлежат ему. Оказалось, что он на свои деньги содержит пансионы для пожилых людей, и каждый день прогуливает на коляске одинокую престарелую женщину. Выглядел он как все – лет за 50, ничего броского: брюки, свитер, кроссовки и доброе, улыбающееся лицо. Но что было из ряда вон (в нашем обывательском понимании), так это то, что этот миллиардер, оказывается, моет ноги этой женщине. Не торопитесь хихикать. Не так все просто. Оказывается, во всех религиях есть постулат: когда человек хочет избавиться от своего эгоизма, либо особым образом развить смирение, то мытье ног чужим людям является одним из классических приемов искомых качеств.

Кстати, во время «Тайной вечери», когда Иисус прощался со своими учениками, он совершил действие – омыл ноги своим ученикам. Он с глубокой почтительностью прикоснулся к ногам своих учеников. Почему Иисус прикасался к их ногам, он мог прикасаться к их головам, так почему же ноги? Ноги являются символом всего низкого. Иисус прикасался к ногам учеников, чтобы показать им, что ничто не является низким.

Уходя из земной жизни, этим проявлением величайшей любви к своим ученикам Иисус как бы наказывал им также мыть ноги и друг другу, и всем людям, чтобы ту новую зарождающуюся религию христианства не порвали на множество направлений. Что со временем, к сожалению, и произошло.

Всегда на Руси были подвижники, для которых цель жизни была важнее самой жизни, и они бесстрашно и сознательно шли на любые лишения, испытания, муки за веру, находящуюся в их сердцах. Одним из таких великомучеников является Аввакум Петров (1620 – 1682 гг.) протопоп, глава старообрядцев, писатель. С ранних лет Аввакум отличался острым чувством справедливости, он не боялся говорить правду и отстаивать свои убеждения. Аввакум не был похож на обычного сельского попа. Он пытался научить своих прихожан жить по-божески, навещал людей по их домам, выезжал в соседние села и везде проповедовал трезвый благочестивый образ жизни. Не оставлял он в покое высшее духовенство и местное начальство, порицая их за неправедные поступки. Такая нетерпимость мало кому нравилась, и власть имущих приводило это в ярость. Все это закончилось тем, что у него отняли все имущество и с семьей выгнали из села. Изгнанники отправились искать справедливости в Москву. Там Аввакума поддержали приближенные к царю священнослужители. Но конфликт между Аввакумом и местным начальством зашел так далеко, что его не смогли решить даже высокие лица государства.

Судьба сложилась так, что патриархом России был избран земляк Аввакума Никита Минин, принявший духовное имя Никон, который решил реформировать русскую православную церковь и все церковные обряды устроить по греческому образцу. Он также потребовал пересмотреть старые богослужебные тексты – служебные уставы, псалтыри, евангелии и другие книги и внести в них изменения, если они в чем-то расходились с греческими текстами. Естественно, абсолютное большинство священнослужителей молча перешли на новый стиль несения веры, но некоторые, и среди них Аввакум, организовав «Кружок ревнителей благочестия», не пожелали вводить новшества в свои приходы. За это все они были лишены духовного сана и сосланы. Аввакума перевели из Казанского собора на Красной площади в Москве в Замоскворечье, но он и там продолжал вести службу по традиционному обряду, и призывал своих прихожан не подчиняться новым правилам. После этого ему вообще запретили совершать богослужение. Собрав своих приверженцев, он продолжал служение в конюшне, говоря, что «бывают времена, когда и конюшня иной церкви лучше». Но власти считали по-другому.

Аввакума арестовали и посадили на цепь в подземелье монастыря, где ему не давали ни пищи, ни воды. Он провел в заключении несколько месяцев. К нему приходили священники, монахи, уговаривали смириться, но все было бесполезно. После многочисленных попыток усмирить строптивого протопопа его «также на цепи привели в Успенский собор и там, в присутствии царя и патриарха, приговорили к ссылке в Сибирь вместе с семьей. По дороге у них умерло двое маленьких сыновей. Но и в ссылке Аввакум продолжал отстаивать старую исконно русскую веру.

И когда через десять лет патриарх Никон в виду разногласий с царем был вынужден уйти в монастырь, царь, вспомнив об Аввакуме, вернул его в Москву. На этот раз его встретили как мученика, пострадавшего за свои убеждения. Он стал желанным гостем в домах московской знати и мог свободно проповедовать то, что считал нужным. Но за это время жизнь уже во многом поменялась. Наряду с приверженцами старых церковных порядков появилось много людей, которые поддерживали новые правила.

Царь, бояре, церковные иерархи снова начали убеждать Аввакума смириться с необходимостью реформ. Но Аввакум оставался непреклонным, и продолжал выступать за восстановление дониконовских обрядов в церквях Москвы. Дело закончилось новой ссылкой в заполярный Пустоозерск. Затем на соборе в 1666 году (заметьте, какие цифры) Аввакум был лишен сана и проклят. Вскоре была еще одна встреча с царем Алексеем Михайловичем, который вновь пытался примирить Аввакума с официальной церковью. Но Аввакум не уступил, и был отправлен в строгое заключение. В Пустоозерске он написал несколько религиозных трактатов, а также знаменитое «Житие», где рассказал историю своей жизни – историю человека, который всю свою жизнь боролся за свои убеждения.

Кроме того, он неоднократно писал челобитные новому царю Федору Алексеевичу. Послания Аввакума раздражали царя и церковных иерархов. Они считали, что, даже находясь в ссылке, мятежный протопоп наводит на Руси «соблазн и смуту». Поэтому церковный собор приговорил четверых самых строптивых пустоозерских узников, в том числе и Аввакума, к сожалению, что и было исполнено при большом скоплении народа.

Имя протопопа Аввакума навсегда осталось в истории, по тем временам это было настоящим подвигом, потому что русская церковь категорически отрицала какую бы то ни было свободу мнений. Так в середине XVII века в ней произошел раскол, а борьба протопопа Аввакума и его приверженцев за сохранение старой веры положила начало новому церковному движению – старообрядчеству.

А вы бы смогли так?

А вы бы смогли так?
А вы бы смогли так?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.