ВОСПОМИНАНИЯ ЮБИЛЕЙНЫЕ

«Жизнь дарована всем, но судьба — удел избранных,

тех, кто превыше всего ценит свободу и не боится

рискованных авантюр. Таким она благосклонно

дарит удачу даже на самых крутых виражах».

Антуан де Сент Экзюпери

 

Расолин Александр

«А знаете, почему шеф не пьет? — оживился еще один собеседник, двукратный абсолютный чемпион мира Александр Расолин. – Ведь раньше было все, как полагается.

Просто однажды в Бельгии он попал на какие-то массовые соревнования в качестве гостя. Ну а гости там не просто сидят, бывает и пивко потягивают. Принесли и шефу, ну он, естественно — кто же на дармовщину от пивка откажется? Не успел Саныч бокал поставить, как прибегают к нему организаторы забега на 10 километров и за руки тянут – ну, мол, пожалуйста. Шеф им – так я уже утром свою «шестерку» отбабахал (6 километров), да и форма в гостинице. Всё тут же достали, и шеф вышел на старт (после шестикилометровки утром, завтрака и пивка). А компания подобралась – все «лоси» лет под 30, а шефу за полтинник.

Добежал, конечно! Не добежать он не мог — правда, последним, но получил грамоту как иностранный участник забега.

И после этого «завязал» намертво. Ну, да, было время (пока плелся эту проклятую десятку) принимать важные решения. Я до сих пор на бельгийцев в обиде – испортили мужика, а то бы по пивку, да с рыбкой, да в баньке, да под хороший разговор. Эх, жаль! Портит цивилизация нашего брата».

 

Бугаева Елена

Как мы таскали свои дорожки по Союзу, поделилась заслуженный мастер спорта, чемпионка и обладательница Кубка мира Елена Бугаева.

Когда Таисия Трофимовна и Василий Александрович готовили меня к новому прыжку – тройному сальто – шеф чувствовал, что старая лыжная дорожка, его первое изобретение, не обладает достаточными амортизационными качествами, и он придумал новую. Брал рессоры, как-то их куда-то крепил, сверху фанеру – и получай катапульту. А Союз (чемпионат СССР) в 1985 году был в Тбилиси (мы тогда с ними хорошо дружили), и шеф отправляет туда эту новую дорожку, на которой мне и удалось первой в мире сделать тройное сальто. Затем мы ее возили в Киев, в Минск (пока те не научились делать аналогичные конструкции), а один раз отправляли самолетом в Красноярск (естественно, такие вольности были во времена Союза). Уже оплатили багаж, а она по габаритам не входит в люк. Вас Саныч с ребятами там же на поле расшили щиты пополам, а затем в Красноярске сварили их, и снаряд был готов к Кубку Союза.

А еще была хохма. Были мы на сборах в Воронеже, готовились к чемпионату мира. И вот 7 ноября, естественно, для всех выходной, но у меня как день без тренировки, так лишний килограмм тут как тут. И утром шеф говорит: «Лен, пойдем кроссик пробежим вместе». Ну, куда деваться? Спустились на набережную, шлеп да шлеп, ну а Саныч, как всегда, разделся до трусов, босиком. Поднимаемся наверх, а там толпы людей с флагами – вот-вот начнется парад. А мы с ним – он в шортах и я мышка-норушка. Хорошо милиция не забрала в отделение, а то бы провели праздник где-нибудь в обезьяннике.

 

Крыжановский Алексей

«В середине девяностых, когда с выездами (финансами) на соревнования стало довольно туго, — вспоминают Алексей Крыжановский, заслуженный мастер спорта, пятикратный абсолютный чемпион мира, с женой, заслуженным мастером спорта, абсолютной чемпионкой мира Натальей Кадатовой, — тренеры нескольких регионов договаривались об аренде одного автобуса. И в ту пору мы таким образом отправлялись даже на официальные старты. Так было и в 1996 году.

Мы выехали из Ставрополя, затем подобрали команду Краснодара, в Орле к нам подсели москвичи и орловцы. Но по пути мы попали в аварию, и лобовое стекло на нашем «Рено» пришло в негодность. Оно не высыпалось, наши водители его подперли и мы погнали дальше. Без проблем проскочили Белоруссию и Польшу, а на немецкой границе офицер посмотрел на стекло и произнес только одно слово: «Zuruck» — назад. Уговоры с немцами – бесполезное дело. Вас Саныч обзвонил все станции техобслуживания Рено в Польше – стекол нет. Что делать? Ночь передрожали в автобусе. А наутро, дождавшись пересмены немецких пограничников, Вас Саныч дал команду – всем надеть выступательные костюмы. Автобус специально оставили поодаль. И когда вышла толпа акробатов и стали строить пирамиды, делать сальто и кульбиты, вся немецкая таможня и пограничники выскочили лицезреть столь невиданное для них действо, аплодируя нам с криками: «Рус, браво!». Мы беспрепятственно обошли этот камень преткновения. На автобус никто даже не глянул. Ну а, доехав до Франции (там уже границ нет), мы без проблем поменяли стекло.

Как важно знать, что на доброжелательность всегда найдется ответное понимание.

 

Громова Людмила

«Я помню, — подключилась Людмила Громова, заслуженный мастер спорта, четырехкратная чемпионка мира, — мы готовились к чемпионату мира в Лондоне в 1982 году, и в то время наш тренер, где можно и нельзя, бегал: и под Эйфелевой башней во Франции, и в Китае, и в Америке. А в тот год у нас в Союзе, как сейчас помню, 12 сентября проводился день бегуна. И Вас Саныч решил его отметить преодолением марафонской дистанции (42 км). На сборах он уже пробегал 25 километров, то есть как бы готовность была. И вот мы в Лондоне, разместили нас рядом со стадионом Уэмбли в аккуратненьких двухэтажных домиках студенческих общежитий, расположенных вокруг футбольного поля. И у шефа возникают сразу две задачи: первая – 12-го — финалы, значит, целый день в зале, а вторая – куда бечь: незнакомый город, как ориентироваться и отсчитывать километры? Но выход был найден. Стартовать в ночь после финалов, а бегать вокруг стадиона. Опять дилемма – как считать круги и не просчитаться. Но он догадался (отец-то у него учитель математики). Собрал 107 камешков, которые аккуратно по десяткам расположил на журнальном столике, притащенном из номера, и даже предусмотрел урну для использования под камешки. И стартовал в два часа (ночи, естественно!). Но кто, из не знающих его, мог назвать этого ночного бегуна нормальным человеком? Все после официального банкета продолжали банкетировать по комнатам, а он бежит: круг – камешек в урну и т.д. К нему приходят тренеры, спортсмены – нормальные люди с бутылкой: «Василий, ну уважь!», а он улыбается … и бежит. Золотов, наш старший тренер, кричит из окна: «Эй, кончай дурить! Заходи, уже налито (шутя конечно)», а он бежит.

Но марафон, к сожалению, одолеть не удалось – от виражей после 32 километра заклинило колено и пришлось сдаться. Поэтому марафонские дистанции на стадионах и не бегают. Но он не отчаялся, у него приятель первый марафон пробежал в 70 лет. Так что тут осталось? Зима – лето, зима – лето …».

 

Блужина Елена

«О, шеф – большой специалист по попаданию в какие-либо непредвиденные обстоятельства, но он еще больший специалист по их преодолению, — говорит Елена Блужина, заслуженный мастер спорта, двукратная абсолютная чемпионка мира. – Эту хохму, когда он чуть не попал в объятия льва, наверняка знают немногие.

Как-то шефа пригласили в Южную Африку провести мастер-класс. Разместили не в городе, а как VIP-персону, в национальном парке в бунгало (подобие хижин местных аборигенов), но со всеми удобствами, естественно. И утром Вас Саныч (Василий Александрович сокр.), как всегда, не знамо куда, но побежал – организм требовал своих шести километров. Тропинка привела к сетке, огораживающей далеко и что-то. И вдруг за первым же поворотом прямо у сетки лев – хозяин прерий. А сеточка-то всего два метра, и та без колючей проволоки. И если у нас львы в цирке какие-то задохлики, по словам шефа (наверное, приучают их к вегетарианству), то этот — громадный, косматый, видно, давно не был в парикмахерской (а может у страха глаза велики?).

Льву шеф явно понравился, и он как рявкнул (майский гром – это райский колокольчик по сравнению с рыком льва). Шеф нырь под кустик и сидит ни жив, ни мертв, пот градом (жить-то охота). Сидит, боясь потревожить их величество, а затем по-пластунски от кустика к кустику стал удаляться, с удовольствием чувствуя, что лев остался на месте. Вас Саныч уже было воспрянул духом, но вдруг впереди под сеткой увидел свежевырытую яму (как раз под размер его величества). Дальше шеф не рассказывает, был ли диалог со львом или нет. Ну, в общем, нам всем повезло, что в то утро лев уже позавтракал.

 

Завалий Валентина

Валентина Завалий — заслуженный мастер спорта, чемпионка мира.

«Это было где-то в середине восьмидесятых. Шеф утрами к шести бегал на тренировки со своей верхней части — улицы Морозова — практически в любые погодные условия. Летом во время бега учил немецкий, зимой пугал прохожих и собак. Однажды почему-то, вскочив в половине второго ночи, умылся, оделся и побежал. Пробегая по улицам, почуял, что что-то не так: людей нет, вьюга и собаки водят хороводы. Вдруг его догоняет машина (а бегал он по проезжей части, на тротуарах это злило собак). Оказалась «скорая». Спрашивают: «Вы куда?». Естественно, люди думали, что что-то случилось, быть может, надо помочь. А он: «На тренировку!». Хорошо, что не забрали в психушку. На площади понял, посмотрев на часы, что проскочил по времени, но возвращаться домой не было смысла, и он побежал в зал.

А у фонтанов на К.Маркса он, уже разогретый, как всегда, снимает костюм и дальше в одних шортах до гостиницы «Ставрополь», а там, разувшись, босиком – так пустяк – два километра. Увидев такое, одинокие ночные прохожие шарахались кто куда. Ну если вьюга, думали, а он чуть ли не голый – лучше подальше, а то что у него на уме. А он бежит и песенки мурлычет, с дубом здоровается.

Прибежал в зал в начале третьего, а он закрыт. Шеф быстро надел всю свою амуницию на себя и начал бросать снежки в окна третьего этажа, где жила семья тренеров. Разбудил, открыли. Взял мат и прилег на пару часов у батареи. А поутру пацанята специально приходят в зал пораньше, чтобы, не включая свет, побеситься. И вдруг один из них во время беготни как раз на шефа и попал. Кто кого испугал больше – мы так не узнали и до сих пор.

 

Коробейникова Анна

Анна Коробейникова – заслуженный мастер спорта, двукратная абсолютная чемпионка мира.

На последнем чемпионате мира в Канаде шеф показал всем еще один мастер-класс. Во время опробования одному тренеру из Израиля стало плохо с сердцем. Он терял сознание, а все вокруг бегали, не зная, что предпринять. Вас Саныч сложил пальцы рук какой-то фигой и научил этой фиге всех, кто был рядом. Этот дядя задышал, лицо порозовело и он пришел в себя. Скоро приехала «скорая» и все обошлось. Я до сих пор чуть что не так – раз фигу в кармане и держу пока зуб не отпустит. Нет, друзья, нам всем обязательно надо обзавестись этими самыми фигами и тогда нам все эти кризисы будут по фигу.

 

Соркин Вячеслав

Вячеслав Соркин — почетный мастер спорта

Как все начиналось.

Мы познакомились с Василием, когда он, еще учась в с.Петровском, приезжал на каникулах стажироваться к М.В. Страхову. И с тех пор вот уже пятьдесят лет дружим. Не так много у каждого из нас тех, кого мы могли бы назвать другом. Мы на одних соревнованиях выполняли норматив мастера. А затем моя семья переезжает в Донецк, а я там же поступаю в технический вуз. Но на всех летних каникулах приезжал к Василию, чтобы потренироваться вместе. Но летом всегда была проблема с жильем: общага закрыта на ремонт, а зимой практически в любой комнате спортфака, практически любой мог без разговоров подвинуться, чтобы гостю-спортсмену было где переспать. Василий в те годы служил в армии и во время сборов постоянно делил ночлег с Жорой Колесниковым, впоследствии заслуженным тренером СССР по гимнастике. На спортфаке в педагогическом в те годы кадры ковались еще те.

В то время у Василия была уже своя фирма, и тренировались они в мединституте благодаря благосклонности В.В. Гнеушева (зав. кафедрой физвоспитания). Он (Василий) брал к себе всех. Условие было одно – желание, огромное желание, все остальное делал труд. Причем большая часть ребят была старше его и значительно, но авторитет Скакуна (а он одновременно прыгал и сам, и тренировал всех остальных) был незыблемым. Тот же Виталий Гройсман был старше на пять лет. Затем по жизни он стал доктором наук и академиком медицины, который, переехав в Тольятти, сумел поставить на прочные ноги акробатическое хозяйство.

И вот в том, последнем совместном лете 1965 года (затем мы обзавелись семьями и встречались реже) Виталий Гройсман организовал всей нашей фирме места воспитателей в пионерском лагере с. Московского. Достать трактор, выкопать траншею, завести опилок – мы делали за день, и место для тренировок готово. А вот тренироваться приходилось во время тихого часа и вечером, когда пионеры были заняты культмероприятиями. Так еще после основной тренировки делали вольные упражнения (тогда они входили в программу многоборья) и Василий всегда всех нас подбадривал: «Скоро выйдет луна и станет легче».

Тогда довольно часто нас приглашали на всякого рода праздники с показательными выступлениями. И мне, да и Василию запомнился на всю жизнь один момент. Мы прыгали в Невинке на стадионе «Шерстяник» — зрителей было «море». Василий был в ударе – в тот год он впервые выиграл Кубок СССР. И вдруг после выступления к нам подходит довольно пожилой мужчина со слезами на глазах и говорит: «Я скоро умру, и я думал, что вместе со мной умрет жизнь, но теперь после твоих прыжков, Василий, я понял, что жизнь не умирает». Не правда ли не так часто приходится слышать подобные откровения?

ВОСПОМИНАНИЯ ЮБИЛЕЙНЫЕ
ВОСПОМИНАНИЯ ЮБИЛЕЙНЫЕ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.