КУДА ИДЕМ, ГОСПОДА-ТОВАРИЩИ?

Пожалуй, нет человека у нас в стране, которого бы не тронула очередная авария на атомной подводной лодке в Баренцевом море, в результате которой погибли 14 офицеров, из них семь капитанов первого ранга, из числа которых два – Герои России. Нет необходимости пытаться разбираться в причинах этой аварии, тем более что расследование происходит под грифом «Совершенно секретно». К тому же мы еще не забыли о страшной аварии тоже атомной субмарины «Курск» в том же Северодвинске, где погибли 118 моряков при так и не выясненных до конца обстоятельствах трагедии.

Хотелось бы в этой связи порассуждать на тему – а туда ли вообще движется человечество, уделяя неимоверные усилия техническому прогрессу, тем более что его нацеленность определяется в основном военным приоритетом стратегической направленности. По тому ли большаку шагаем, господа и товарищи, присутствует ли в нем конечная цель и в чем причина выбора подобного приоритета. Извините меня за столь дилетантский вопрос – а зачем подводной лодке, тем более атомной, нужна способность опускаться на глубину до шести километров. Что мы там хотели найти? Или мировой подводный океан в перспективе может стать еще одной ареной возможных выяснений отношений между враждующими державами?

Если начать с целевых задач подобных увлечений, то нетрудно догадаться, что причина, по сути, одна – неразвитость человеческого сознания, особенно у наделенных властью людей плюс горделивые замашки: показать всему миру, «где живет мать Кузьмы». Помните, как в те шестидесятые годы иностранные журналисты безуспешно пытались отыскать местоположение матери того самого Кузьмы с ее постоянной пропиской, куда их направлял наш Генсек Хрущев.

Весь мир, особенно правящий, живет управляемый своим умом, потому постоянно нужны враги, ссоры, выяснения отношений. Только по этой причине люди воюют, вводят санкции и постоянно переоснащают свои армии новейшим оружием. Многие полагают, что ум и разум – это одно и то же, но на самом-то деле это две крайности проявления наших характерных черт. Вот как это понимал Л.Н. Толстой»:

«Разум и ум – два совершенно различных свойства. Есть много людей с большим умом, лишенных разума. Ум есть способность понимать и соображать жизненные, мирские условия; разум же есть божественная сущность души, открывающая ей ее отношение к миру и Богу. Разум не только не одно и то же, что ум, но противоположен ему: разум освобождает человека от тех соблазнов и обманов, которые накладывает на человека ум. В этом главная деятельность разума; уничтожая соблазны, разум освобождает сущность души человеческой – любовь — и дает ей возможность проявлять себя».

Так вот, как только открывается разумность (а предпосылками к ее открытию являются дела доброжелательной направленности), то на передний план выходит Любовь, с помощью которой убираются многие противоречия со своей жизнью и человек обучается тому, как со всеми ладить, он уже способен в сложных ситуациях брать вину на себя. А главное, постепенно уходят на задний план гордыня, зависть и гнев. И тогда выяснять и доказывать свою правоту не с кем и не для чего, так как у человека открывается единственное желание – жить со всеми в мире и сотрудничестве. Вот где кроются причины всех разногласий, санкций и агрессии.

Ну а теперь вернемся к вопросу – по той ли дороге шагаем, господа-товарищи, изобретая самолеты, танки, подводные лодки, ракеты, да мало ли что еще. Когда в США готовилась первая атомная бомба, то весь ученый мир во главе с Эйнштейном обратился к американским коллегам с призывом выйти из этой программы. На что выдающийся инженер (а идею они похитили в Германии, которая не успела довести проект до завершения) сказал – что вы мне читаете мораль, ведь это просто великолепная физика. Куда довела эта физика, мир не забыл до сих пор.

А вот зарисовка из жизни великого философа древности Сократа:

«Сократ постоянно указывал своим ученикам на то, что при правильно поставленном образовании в каждой науке надо доходить только до известного предела, который не следует переступать. По геометрии, говорил он, достаточно знать настолько, чтобы при случае быть в силах правильно измерить кусок земли, который продаешь или покупаешь, или чтоб разделить на части наследство, или чтоб суметь распределить работу рабочим. «Это так легко, – говорил он, – что при небольшом старании не будешь затрудняться ни над каким измерением, хотя бы пришлось размерять всю землю». Но он не одобрял увлечения большими трудностями в этой науке, и хотя сам лично знал их, но говорил, что они могут занять всю жизнь человека и отвлечь его от других полезных наук, тогда как они ни к чему не нужны. По астрономии он находил желательным знать настолько, чтоб по небесным приметам узнавать часы ночи, дни месяца и времена года, уметь не потерять дорогу, держать направление в море и сменять сторожей. «Эта наука настолько легка, – прибавлял он, – что она доступна всякому охотнику, всем мореплавателям, вообще всякому, кто хочет сколько-нибудь ею заняться». Но доходить в ней до того, чтоб изучать различные орбиты, описываемые небесными телами, высчитывать величину планет и звезд, их отдаленность от земли, их движения и изменения, – это он крайне осуждал, потому что не видел в таких занятиях никакой пользы. Он был такого низкого мнения о них не по неведению, так как сам изучил эти науки, а потому, что не хотел, чтоб на излишние занятия тратилось время и силы, которые могли быть употреблены на самое нужное человеку: на его нравственное совершенствование»

Ксенофонт.

06.07.2019

КУДА ИДЕМ, ГОСПОДА-ТОВАРИЩИ?
КУДА ИДЕМ, ГОСПОДА-ТОВАРИЩИ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.